17 марта 2016 года филфаковцев ждал сюрприз: к студентам 2 курса пришёл удивительный гость – американский переводчик Джулиан Генри Лоуэнфельд. Поэт, композитор, драматург, человек необычайного обаяния, влюблённый в Россию, автор изумительного перевода «Евгения Онегина», правнук одесситов, родным языком которого был испанский (от матери-кубинки), по отцу – немецкий, а «нейтральным» в его семье стал английский. Мистер Джулиан быстро очаровал аудиторию: «Я бы не хотел, чтобы это была лекция. Мне бы хотелось диалога».

На диалог студенты пошли не сразу. В основном в вопросах усердствовали преподаватели. Перелом, мне кажется, произошёл, когда одному из магистрантов удалось разгадать предложенную мистером Джулианом загадку. Он прочитал свой перевод знаменитого пушкинского стихотворения, в котором была надёжная подсказка: «Words, words, words...». «Из Пиндемонти!» – счастливо воскликнул Игорь Гладунов.

         Накануне, разыскивая информацию о мистере Лоуэнфельде в интернете, я обратила внимание на единодушные отзывы восхищённых слушателей: все они сходятся на том, что английские переводы Джулиана с удивительной точностью воспроизводят мелодику пушкинского стиха. Знаменитое «Я вас любил...», например, выглядит так:

I LOVED YOU ONCE, AND STILL, PERHAPS, LOVE’S YEARNING

WITHIN MY SOUL HAS NOT QUITE BURNED AWAY.

YET MAY THAT NEVERMORE YOU BE CONCERNING;

I WOULD NOT WISH YOU SAD IN ANY WAY.

         Студенты замирали, когда гость читал сначала русский оригинал, а потом английский перевод. Книга переводов Д. Лоуэнфельда «Мой талисман» роскошно издана в 2015 году издательством «Москвоведение». Среди поклонников его таланта – архимандрит Тихон (Шевкунов) – автор одного из предисловий. Книга удобна для чтения. Перевод и оригинал находятся на одном развороте. Можно с наслаждением следить за тем, какие слова находит американский поэт для нашего классика. Это потрясающе!

         «Кто похож на Пушкина в английской поэзии?»; «Как звучит русский язык на слух американца?»; «Почему Вы начали изучать именно русский?»; «А из прозы у Пушкина Вы что больше любите?» – на эти и многие другие вопросы ответил наш гость. Самым неожиданным и весёлым был ответ господина Лоуэнфельда на вопрос «на каком языке вы думаете?». «Я не думаю!» – живо отреагировал он под дружный смех, а затем попросил студентов закрыть глаза, мысленно оставив все проблемы в стороне, сконцентрировавшись не на разуме, а на сердце. Такой сеанс психотерапии...

         Мистер Джулиан считает, что настоящая поэзия – это то, что вызывает мурашки: мы чувствуем смысл, но так прекрасно, как поэт, выразить его не можем.

         В заключение встречи декан филфака Ольга Викторовна Шаталова поблагодарила дорогого гостя, признавшись, что, несмотря на занятость, не смогла покинуть аудиторию, пленившись англоязычным Пушкиным: «Жаль, что из наших 700 студентов Вас смогли сегодня послушать только эти 60!». Корреспонденты МГОУ ТВ ИФИ взяли у мистера Джулиана интервью, а самые храбрые студентки – автографы и электронный адрес.

         В господине Лоуэнфельде есть что-то пушкинское: общительность, искренность, непосредственность. Профессор Л.Ф. Алексеева сказала ему после встречи: «Вы вошли такой радостный и гордый, будто сами „Онегина“ написали!». Он расхохотался. Подаренная коробка конфет вызвала смешную реплику: «Мой гонорар!». Джулиан потрясающе начитан. Юрист по роду занятий, он поэт по призванию. Слушатели внимали Пушкину по-английски с совершенно блаженными лицами.

Когда на кафедре классической литературы он сел попить чайку, подвернув под себя ногу, затем напел преподавателям какую-то старинную английскую песенку («Не знаю, как это перевести!»), потом прочитал по-английски моё любимое «Подъезжая под Ижоры...», мы влюбились в Джулиана окончательно.

         Всё, что он говорит о литературе и поэзии, очень профессионально и тонко. Я жадно прислушивалась к его мнению о современных литераторах. Какие-то его оценки хотелось записывать: «Да, кое-что читаю из современной поэзии. Но у современных поэтов не печаль, а депрессия. И они в это своё состояние втягивают. Поэтому я всегда возвращаюсь к классике».

         Об одном модном русском поэте (ныне покойном, поэтому имя его опускаю): «Мы общались с ним в Лондоне. Зашли в чайный ресторанчик. Официант минут 5 любовно рассказывал ему о разных сортах чая. После чего поэт попросил: “Кофе!”. Меня так поразил его издевательский поступок, что я не то что переводить, я до сих пор прочитать подаренный мне сборник не могу…».

         Американский английский, всегда казавшийся мне немного vulgar, в устах Джулиана звучит очень мелодично. Можете сами это оценить (видео есть в группе филфака ВКонтакте и на Ютьюбе). Студентки-«англичанки» сразу оценили выпавшую удачу: достали телефоны и начали снимать.

         Мистеру Лоуэнфельду понравились наши студенты. Он обещал посетить филфак ещё раз. Уверена, что для этого надо специально приглашать ром-герм и русско-английские группы. Для них это будет двойной праздник!

 

         Доцент кафедры русской литературы ХХ века С.В. Крылова