«Не смейте оскорблять меня!»

Небольшие сложности возникли с самого начала: мы попали в пробку. Путь предстоял не близкий, но благодаря предусмотрительности и тонкому чувству времени режиссера и первоклассному мастерству нашего водителя театр прибыл вовремя.

Выступать предстояло во дворце культуры «Чайка». Очень четко и слаженно художник театра  Михаэла Ионовна Берча и актеры начали готовиться к предстоящему спектаклю. Словно части сложнейшего механизма труппа начала выстраивать площадку для предстоящей игры. Стояло почти гробовое молчание, было слышно только лязганье металлических конструкций декораций и бас режиссера, который давал контрольные установки. Пожалуй, это была самая быстрая подготовка театра к спектаклю за последнее время.

Сцена была большая и, казалось бы, что сыграть спектакль, отрепетированный до автоматизма, не составит труда. Но зал оказался коварным. Мягкая мебель и шум оборудования создавали плохую акустику, что послужило первым вызовом города Лобня студенческому театру.

Подошло время начинать. Театр был во всеоружии, сцена построена, актеры загримированы и одеты. Сквозь закрытый занавес уже доносились звуки наполняющегося публикой зала. А публика была в этот раз очень своеобразна. Зал буквально пульсировал энергией пятнадцатилетних. Возникало ощущение предстоящей битвы, словно зал  стал Колизеем: зрители – голодной толпой, а актеры театра – гладиаторами!

Выступать было действительно непросто. Постоянный шум в зале и оценочные реплики, казалось, пытались выбить спектакль из колеи, но театр стоял как скала.

В определенный момент ситуация в зале начала выходить из-под контроля и режиссер был вынужден впервые в истории театра остановить спектакль, чтобы восстановить дисциплину публики. Актеры в столь неожиданный момент выхода режиссера на сцену не растерялись, а замерли в своих позах: время остановилось.

Наконец, публика затихла, спектакль продолжился, тем временем продолжая набирать обороты. Апофеозом выступления послужила последняя интермедия спектакля, в которой, актеры выстраиваются по краю сцены и синхронно взывают к залу: «Не смейте оскорблять меня!» Публика этого не ожидала. В зале воцарилась мертвая тишина, и только от стен громогласно отражался голос театра. По сцене прошел электрический шлейф силы и стойкости труппы.

Спектакль выиграл очередную битву, потому что в финале публика буквально взорвалась овациями.

Если в начале к театру относились как будто бы с насмешкой, то в конце смеха не было, а были круглые большие глаза восторженных подростков.

Это – театр!

                                                                                                         Артем Долганов,

актер Студенческого театра МГОУ,

студент факультета психологии